Медиа

«Кручение руля тупит не по годам»: водитель фуры Юлия Лазарева ломает стереотипы профессии

26 октября
В дороге

Из личного дела. Юлия Лазарева родом из крымского города Евпатория, хозяйка конного клуба и своей судьбы — в 2011 году села за руль грузовика, с 2013 года водит фуры. Юрист по образованию, ни дня не работала по специальности — диплом стал компромиссом с родителями. Успеха добилась в другом: с 2015 года ведет канал на YouTube «Дальнобой с Юлией Лазаревой», у которого на момент подготовки этого материала было 182,606 тыс. подписчиков, 493 видео, 61,1 млн. просмотров. Когда начинала работать дальнобоем, водители на парковке, не поняв, что за женщина выпрыгивает из кабины, нередко спрашивали: «Сколько?». Сегодня ее знает половина коллег. А за «сколько?» могут наказать — это же Юля Лазарева, уважаемый человек!

«Все воруют»

В 14 лет Юлия села в седло, в 16 у нее появилась конюшня. Не без помощи родителей, но руководить персоналом конного клуба пришлось самой. Бизнес — это свобода, прибыль, работа с командой. Так казалось тогда.

«Сперва не замечала тяжестей, — рассказывает Юлия, — жила без отдыха, выходных и отпусков. Казалось, что если персоналу много платить, воровать не будут. Я платила — порой больше, чем получала сама, да толку никакого. Выяснилось, что бизнес не приносит много денег, а люди воруют всегда, даже если есть хоть мизерная возможность. Стало понятно: с людьми лучше не связываться».

Юлия связалась с автомобилями. Во время работы в конном клубе появилась необходимость перевозить лошадей в другие города. За аренду просили дорого, поэтому переделала под коневозку приобретенную для клуба пятитонку. Возила своих лошадей, затем чужих, а затем и не только лошадей.

«Плавно пыталась понять, почему люди такие твари, — отвечает Юлия на вопрос о смене профессии. — Устала. Решила ничего не делать, ни с кем не общаться, только ездить. В кабине никто не трогает, и это прекрасно. Знала, что дальнобойщик — путь в никуда, уровень плинтуса, зато хоть отдохну».

На дороге исчез еще один стереотип. Водители делятся не на мужчин и женщин, а на тех, кто ворует, а кто — нет: «Все вокруг воруют, куда ни плюнь. Постоянные рассказы, где и что можно украсть. Противно слушать».

Поддерживаю разговор: кто ж не знает о самом распространенном криминале дальнобойщиков — сливе топлива?

«Слив — это в советские времена было, — поправляет Юлия, — сейчас с карты сдают. Пишут в отчет хозяину, что залили себе, часть продают налево. Кто кому и сколько продаст, на какую колонку стать, чтобы одним чеком оформить, — все обсуждается на канале, невозможно слушать».

Разговор о сливе Юлия старается не развивать: «Все и так против меня, были даже угрозы прибить, колеса проколоть. Странно, почему: конкретных имен не произношу, видео не снимаю, просто называю людей ворами».

Пока Юлия рассказывает, вспоминается новогоднее видео с ее канала. До курантов остались считанные часы, Skania едет в ночь, дорога пустая, на заправке никого. «Поганый «Газпром», — неожиданно комментирует водитель. Оказывается, утром этого дня сотрудник заправки предложил сдать с карты лично ему. «А сама компания нормальная, топливо у них хорошее»…

«Колесо поставить могу, но напрягаться смешно»

Обижаются на Юлию не только из-за отношения к продаже хозяйского топлива, но и из-за оценки профессии. Очень уж неприятно суровым мужчинам слышать от женщины, что «дальнобой — это очень легко» — они привыкли оценивать работу иначе. А может, все дело в ремонте большегрузов, которого Юлия старательно избегает, может, в нем главная сложность дальнобойщика?

«Зачем делать самой то, что не нравится? — вопросом отвечает девушка. — Колесо поменять могу, видела, как это делается, и сама принимала участие в операции. Но напрягаться ради экономии RUR 500-1000 смешно, я такие деньги заработаю за минуту, сидя в интернете.

Принцип Юлии: если можно дотянуть до сервиса — надо тянуть и делать ремонт за деньги.

«Мелкие поломки устраняю за свой счет, иногда покупаю фару, амортизаторы — пусть владельцу машины будет приятно».

Каждый перевозчик устанавливает свои правила работы водителя. Юлия приводит три известных ей варианта: «В мелких компаниях, где парк в 1-2 машины, водитель как слесарь работает. В таких, как моя, выполняешь несложный ремонт, который можешь сделать сам, крупняк — на СТО. Третий вариант — фирма с парком от ста грузовиков, ремонт на СТО, водители только рулят».

Еще один вариант, когда специалисты не могут или не хотят разобраться в проблеме, пришлось пережить на собственном опыте

«Перед выездом в работе механизмов моего грузовика послышался ясно различимый свист, — рассказывает девушка. — Задала вопрос механикам, те только махнули рукой — мол, все нормально, езжай! Хотя любому, теперь уже и мне, понятно: свист в машине — это проблема. Так и вышло: за 150 км от Москвы, порвался ремень генератора. В сетях — я же в дороге с интернетом, ответили: покупай ремень. Но как? Магазин в 20 км, долго ехать нельзя — двигатель вскипит. Перемещалась  всю ночь мелкими перебежками на аварийке. Километр проеду — полчаса стою. Ремень мне в результате поменяли прямо в магазине, машину не угробила. А мужики, которые выпустили автомобиль, — сволочи. Хоть бы предупредили».

«Чтобы крутить руль, мозгов не надо»

Все, кто пишет о транспорте, обязательно касаются сложностей работы дальнобойщика. Экспедиторская компания Польши ADAR, к примеру, посвятила водителям короткий фильм Hate (ненависть), рассказав о сложностях профессии — жизнь в дороге, дети, растущие без отца, дом на плечах жены. А вокруг — ненависть окружающих: оказывается, дальнобойщиков никто не любит.

У Юлии другой взгляд на вещи: не надо говорить о сложностях там, где их нет.
«Тяжело ремонтировать? — переспрашивает она. — Так иди в компанию, где новые машины и не надо делать ремонт. Не хватило ума зарабатывать дома — твои проблемы. Я считаю, только мужик виноват, если его жена неделями домой ждет. Чтобы крутить руль, мозгов не надо. Дальнобойщик — самое легкое, что можно сделать, не нравится — ищи другую работу».

Зато с мнением окружающих, которые негативно отзываются о дальнобойщиках, Юлия солидарна: «Не надо жалеть человека, который идет в эту профессию. Странно, что люди, выставляющие себя страдальцами, из года в год ничего не делают. Я пять лет выполняю эту смешную работу и не считаю, что она сложная в принципе».

В новую профессию Юлия приходила ненадолго — отдохнуть от прежней работы: «Может, новые мысли появятся». Вдруг затянуло. Но не романтикой, как принято думать. «Дальнобой отупляет, а чем больше тупеешь, тем больше хочется быть рабом — рабская жизнь прекрасна. За тебя все решили, не нужно принимать ответственных решений, напрягаться. Вроде понятно, что надо уйти и стать нормальным человеком, но, с другой стороны, зачем? Быть рабом — классно».

Рабом? Что мешает войти в бизнес на правах хозяина, купив грузовик?

«Наемных сотрудников у меня не будет — хватит, не хочу. А грузовик купила, когда малолеткой была, прошла все этапы, все знаю. Если машина подержанная, сумасшедшие расходы требуются, на новую — RUR 7-8 млн. Но для чего? Если решу завтра, что надоело быть тупым крутильщиком руля и пора заняться чем-то серьезным, просто уволюсь, начав делать, что хочу».

Через несколько дней после разговора Юлия уехала в рейс — снова по М4. Кроме груза, привезет новое видео — о жизни за рулем, людях, которые попадаются в пути, спутнике — левретке Чипс — и, конечно же, штампах в профессии дальнобойщика. Вернее, не только в ней.

Блиц-опрос

— Сколько тысяч километров проехали?

— Специально не считала. Если прикинуть, за пять лет с полмиллиона километров.

— Географию России, судя по вашим видео, знаете неплохо, помните, где какая заправка, где какая парковка?

— Нет! Хорошо знаю только Украину и трассу М4 до Москвы. Изредка бываю в Питере и Белгороде, видела Новосибирск.

— В Украине работаете?

— После прихода России всех водителей заставили сменить водительское удостоверение. Теперь по Украине я пешеход.

— Облегчит ли работу дальнобойщиков открытие Крымского моста?

— Конечно! Не надо ждать на переправе, чувствуешь себя человеком страны, а не на острове.

— Как оцените дефицит дальнобойщиков, которых не хватает везде?

— В России и Украине хватает всего, вместо одного десять других придут.

— Еще одна тенденция — старение профессии. Почему молодежь не идет в дальнобойщики?

— В России как раз молодежь и стремится — выходцы из сел, дети дальнобойщиков…

— Скоро ли водителей заменят машины-роботы?

— Думаю, нет. Сделать машину — одно дело, другое — приспособить дороги.

— Как оцените запрет в ряде европейских стран на ночевки водителей в кабинах большегрузов?

— Положительно. Гостиниц на М4 полно, платит за них хозяин, а большинство парковок охраняемые — с грузом ничего не случится.

— Как относитесь к одиночеству?

— Не люблю находиться в обществе. Сейчас живу одна, это так классно!

— В комментариях на вашем канале иногда пишут, что хотят передать «знак внимания». Что это?

— Всякое — цветы, сувениры. Недавно незнакомый человек подарил телефон Samsung S9+. Как реагировать на такой дорогой подарок, не знаю до сих пор.

Фото из личного архива Юлии Лазаревой.

Елена Анкудо
В дороге
Будь в курсе!
Еженедельная подборка полезной информации о транспортном рынке
Мы используем файлы cookies
закрыть