Медиа

П: Прослеживаемость

11 июня
Деньги

По результатам Конференции глав таможенных служб 2019, которая проходила в Санкт-Петербурге, ведущие российские СМИ — «КоммерсантЪ» и телеканал «Россия» — опубликовали интервью первого заместителя главы Федеральной таможенной службы Руслана Давыдова. Чиновник говорил о системе прослеживаемости товаров, к которой технически готовы и ФТС, и налоговая служба, но нововведения осложнены неразвитой инфраструктурой: «В том же порту Роттердама один только новый участок, «Мааслакт-2», который у них полностью автоматизирован (на нем работают всего два диспетчера), обрабатывает больше контейнеров, чем все порты РФ».

Руслан Давыдов, источник фото: Федеральная таможенная служба

Как это работает сейчас

В увеличении физических проверок ни ФТС, ни ФНС не заинтересованы. Их цель — повысить собираемость налогов при минимальном контроле. Проверять всех невозможно не только из-за отсутствия ресурса, но и по причине высоких требований к скорости оборачиваемости товара на современном рынке.

Поэтому Федеральная таможенная служба, как и налоговая, применяет риск-ориентированный подход в категорировании компаний.

Источник: Федеральная таможенная служба

Распределение по категориям происходит автоматически. Каждый квартал программное обеспечение анализирует компанию-участника ВЭД и присваивает ей один из трех уровней таможенного риска. Категорирование по уровням происходит на основании математической модели из 35 критериев, характеризующих работу компании.

Участники ВЭД с низким уровнем риска — самая малочисленная, но быстрорастущая категория: с 8356 до 9022 компаний за 2018 год.

На компании с низким уровнем таможенного риска приходится 60% деклараций и 80% таможенных платежей. Около половины из них – крупные предприятия. 49% компаний «зеленой зоны» — в реестре малого и среднего бизнеса. Категорию низкого риска называют «зеленой зоной» из-за минимальной вероятности подвергнуться какой-либо проверке.

Выделяются два условия, на основании которых рассматривается присвоение компании «зеленой» категории:

— количество деклараций за последние 2 года должно быть больше сотни;

— опыт ведения ВЭД у компании должен быть более 2 лет.

Благодаря высокой интеграции баз ФТС и ФНС программа может понизить требование к дате регистрации первой декларации на товар до полугода, если компания уже имеет категорию низкого налогового риска.

6 из 35 критериев, характеризующих деятельность компании, блокируют автоматическое категорирование и являются заградительными для попадания в «зеленый коридор»:

  • Невозможность проведения таможенной проверки — компания не предоставляет необходимые документы и сведения;
  • Компания прекращает свою деятельность: ликвидируется или банкротится;
  • Имеется задолженность по уплате таможенных платежей (автоматическое категорирование блокируется только на 10-й день после истечения срока добровольной уплаты);
  • Непогашенные административные штрафы вне зависимости от их размера — у компании есть законных 70 дней со дня постановления, плюс еще 10 дней система автоматического категорирования дает на устранение возможных недоразумений;
  • В отношении компании вступил приговор суда по 194-й статье УК РФ (она тоже про уклонение от таможенных платежей);
  • Наличие у компании высокого налогового риска не позволяет ФТС пустить участника ВЭД в «зеленый коридор».

Аналитические критерии можно разделить на две группы исходя из того, как они влияют на оценку подконтрольного субъекта.

Кроме шести блокирующих, аналитические критерии рассматриваются в комплексе, и ни один из них сам по себе не исключает и не гарантирует нахождение компании в «зеленой зоне». Подробные алгоритмы категорирования ФТС не публикует, чтобы участники ВЭД не могли придерживаться принципа максимально возможного количества нарушений, позволяющего оставаться на уровне низкого таможенного риска.

В чем смысл системы прослеживаемости товаров

Степень интеграции ФТС и ФНС (таможни и налоговой) под началом Минфина позволяет реализовывать будущее отрасли уже сейчас: ввести полностью электронный документооборот и маркировку грузов, используя метки RFID. Первый замглавы ФТС Давыдов подчеркнул, что обязательная маркировка, которая, на первый взгляд, кажется очередной нагрузкой на бизнес, уменьшит страховые расходы. Контейнер маркирован, а значит, находится под наблюдением и не может куда-то исчезнуть по пути. Также ожидается уменьшение времени на проверки: ни к чему досматривать снова, если контейнер уже был однажды досмотрен и опломбирован, а содержимое может быть считано с пломбы. Более тщательная проверка возможна лишь в случае несоответствия содержимого задекларированному.

Что ждет потребителя, если бизнес прислушается к пожеланиям ФТС и проявит интерес к развитию инфраструктуры? Плюсы системы очевидны: расплачиваясь за товар, покупатель имеет основания полагать, что он приобретает не контрафакт. Продавец не сможет пробить вам чек, реализуя товар, который имеет разрывы в цепочке прослеживаемости от производителя до розничного покупателя. Из плохого: затраты на эту систему не могут не сказаться на конечной стоимости. Система прослеживаемости в тестовом режиме уже работает на нескольких группах товаров. Это налогоемкая продукция, путь которой от завода до прилавка легче всего отследить, — мебель и некоторая бытовая техника.

По поводу влияния планируемой системы на бизнес отметим, что она подразумевает замену существующего категорирования участников ВЭД на категорирование товаров.

Несовершенства существующей системы выявляются проверками. Свежие результаты от Федеральной таможенной службы: за первый квартал 2019-го результативность проверок после выпуска товара составила 95%. При этом самих проверок стало на 32% меньше в сравнении с аналогичным периодом 2018-го. Итогами проверки с участием всего лишь 418 юрлиц стали возбуждения 1345 административных и 53 уголовных дела, а в бюджет дополнительно перечислено RUB 1,3 млрд.

Отдельно в публикации ФТС выделена так называемая «санкционка»: 800 тонн изъятых санкционных товаров. Примечательно, что Беларусь, замеченная в транзите «санкционки», уже подготовила проект указа о создании у себя системы прослеживаемости товаров с 2020-го, тогда как Руслан Давыдов в одном из апрельских интервью говорил о 2024 году для РФ. Также он отметил, что распространенной на все ввозимые товары системы прослеживаемости пока нет нигде в мире. Таким образом, ФТС движется в авангарде мирового тренда на прозрачность транзакций. Нужно лишь «подтянуть» инфраструктуру.

Александр Соловцов
Деньги
Будь в курсе!
Еженедельная подборка полезной информации о транспортном рынке
Мы используем файлы cookies
закрыть